Сменить фон сайта
Новое - из глубины
Сайт Центра и Исследовательской Творческой Группы (ИТГ) «Солярис»
  (Облегчённая версия)
Страница загружена 21 Января 2019 года (понедельник) 01:46:13 
.
АКТУАЛЬНАЯ МЫСЛЬ: «Шахматы - это не развлечение, а сложная система со своими Законами»
.
Вход/регистрация
Войти

Регистрируясь на сайте,
Вы соглашаетесь
c Правилами участия в деятельности сайта Соляриса


Что даст вам регистрация на сайте?

  • Быстрый просмотр всех новых событий на сайте
  • Участие в дискуссиях на форуме Соляриса
  • Возможность добавлять материалы
  • Отправка сообщений другим пользователям
  • Вход на все сайты системы Ucoz без регистрации
  • И многое другое...

Зарегистрироваться!


Главное меню


Активность на сайте

Новое на сайте
 


Поиск по сайту

Наш опрос
Как называть "урезанную" версию сайта (ссылка у заголовка)
Всего ответов: 4

Важные даты
12 Апреля 2015Поздравляем с праздник... (2)
28 Сентября 2014112 лет со дня рождени... (0)
30 Августа 2014129 лет со дня полёта ... (0)




Общероссийский рейтинг школьных сайтов


.
Новостной материал

Категория: Памятные даты истории ракетостроения и космонавтики
Опубликовал: Sol · Дата и время публикации: 15 Сентября 2013 года (понедельник) 23:10:57
Просмотров: 6747 · Комментариев: 7
Рейтинг по пятибалльной шкале: 5.0 (количество проголосовавших: 2)

82 года назад была создана Группа изучения реактивного движения (ГИРД)

Развитие ракетостроения и космонавтики в нашей стране было бы невозможно, если бы более, чем восемь десятилетий назад, в 30-е годы прошлого века не нашлись немногочисленные энтузиасты, увлечённые практическим ракетостроением – но не как самоцелью, а как средством осуществления захватившей их Идеи, Мечты – освоение космического пространства.

Откуда берутся такие энтузиасты? Как сделать так, чтобы их было больше во всех сферах исследовательской, творческой, созидательной деятельности? Как начинаются Великие Проекты (которые воспринимаются обществом именно, как Великие, а, следовательно, не только всячески поддерживаются им, но и становятся существенной частью его идейного фундамента, по-сути – одной из сторон Национальной Идеи?

Все эти вопросы сложны и неоднозначны. Но от того, насколько правильные ответы на них мы найдём, кардинальным образом будет зависеть наше будущее, будущее всего человечества.


Рассмотрим одну из таких групп энтузиастов – Группу изучения реактивного движения, знаменитый ГИРД, где в начале 30-х годов прошлого века сконцентрировалась творческая энергия Ф.А.Цандера, С.П.Королёва, М.К.Тихонравова, Ю.А.Победоносцева и других энтузиастов. ГИРД находился у истоков советской и российской практической космонавтики. Всегда очень интересно обращаться к истокам, пристально вглядываться в детскую и юношескую пору космонавтики, наблюдать, вдыхать психологическую атмосферу, дух того времени и тех людей, в надежде понять – как, откуда, почему начал свой путь росток, пробивший потом и каменистую почву и асфальт, и выросший в могучее дерево советской космонавтики.

Датой создания ГИРД считается 15 сентября 1931 года, или в целом сентябрь 1931 года. Конечно, это – некие условные даты, поскольку рождение, формирование и достижение первых успехов группы было достаточно растянутым во времени процессом.


Но, прежде, чем познакомиться с историей ГИРДа, рассмотрим - какова была идейная атмосфера в Советском Союзе 1920-30-х годов в связи с Идеей-Мечтой об освоении Космоса?

Здесь необходимо, в первую очередь, отметить, что дерзкие идеи ракетоплавания и межпланетных сообщений, развиваемые К.Э.Циолковским и Ф.А.Цандером, были настолько созвучны с новаторским, революционным духом эпохи, что весьма гармонично воспринимались частью советского общества как вселенское продолжение идей мировой революции и всеобщего переустройства мира. Этому способствовало и бурное развитие мировой науки и техники в те годы, приносящее новые открытия чуть ли не каждый день и меняющее, буквально на глазах, жизнь даже такой страны, как СССР, которая только что оправилась от полной экономической разрухи. И, наконец, коллективистская идеология новой советской жизни провозглашала принцип достижения успеха «не в талантах отдельных лиц, а в энтузиазме всех».

Проводились лекции и диспуты на тему ракетоплавания и межпланетных сообщений, в том числе, и с участием настоящих учёных и изобретателей и не были редкостью подобные объявления:

1930-е годы в СССР были также периодом повального увлечения авиацией. Интерес авиаторов к перспективам стратосферных полётов с одной стороны и интерес государства к созданию новых видов вооружений на основе авиационной и реактивной техники с другой стороны создавали возможность плодотворного взаимодействия ракетоплавателей-«межпланетчиков», авиаторов и государства. Эту возможность интуитивно почувствовал и виртуозно воспользовался ею молодой незаурядный авиаконструктор, планерист и, как оказалось - талантливый организатор Сергей Королёв:

На фоне массового увлечения авиацией в 1931 году в советской общественно-политической оборонной организации «Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству» (Осоавиахим) было организовано общественное Бюро воздушной техники, председателем которого избрали Якова Емельяновича Афанасьева. При нём были развёрнуты четыре научно-экспериментальные группы. Четвёртая именовалась «Группой изучения реактивного движения». Несмотря на то, что Осоавиахим формально считался организацией общественной и добровольной, это была мощная школа по подготовке молодёжи к армейской службе и, поэтому, советское правительство никогда не жалело денег на его развитие и техническое оснащение.

Таким образом, практическое ракетостроение (а впоследствии – и космонавтика) в СССР изначально были связаны с военной (оборонной) сферой. Именно по этому пути изначально повёл его С.П.Королёв – человек более прагматичный, чем мечтатели Циолковский и Цандер. Однако, в условиях той эпохи и той страны этот путь привёл его к успеху. Работая на войну, оборону, Королёв никогда не забывал о своей (подаренной ему Циолковским и Цандером) Мечте о межпланетных сообщениях, получая от военно-промышленного комплекса поддержку в её осуществлении.


Тем не менее, поначалу (и ещё очень долго) государственные структуры (всегда более консервативные, чем отдельные личности-энтузиасты) не воспринимали идею межпланетных сообщений всерьёз. Процитирую выдержку из книги М.Делягина и В.Шеянова «Русский космос: Победы и поражения» 2011 г.:

«Работы К.Э.Циолковского, продолжавшего теоретически обосновывать необходимость межпланетных перелётов и указывавшего на необходимость перехода для полётов в недостижимой тогда стратосфере на реактивную технику, воспринимались как фантазии. Энтузиасты ракетной техники, воодушевлённые произведениями К.Э.Циолковского и грезившие не о решении насущных задач государства, а сразу о межпланетных перелётах, только отпугивали практиков.

Классическим примером представляется инженер Фридрих Артурович Цандер, добившийся перевода с авиазавода в ЦАГИ, начавший там эксперименты с моделями ракетного двигателя и в письмах в разнообразные инстанции концентрировавший внимание именно на межпланетных сообщениях.

Фридрих Артурович Цандер

Всё, чего ему удалось добиться, – это разрешение посвящать изысканиям в этой области один рабочий день в неделю и обещание (как он записал в своём рабочем дневнике) «вскоре вполне освободить меня для работ над ракетами». Со стороны эта формулировка воспринимается скорее как плохо завуалированная угроза увольнения, но энтузиаст и один из пионеров ракетостроения Ф.А.Цандер никакого подвоха в ней, насколько можно судить, не ощутил.

Кружки и общества, подобные Обществу изучения межпланетных сообщений, [в организации и работе которого Цандер принимал участие] создавались на протяжении всей второй половины 20-х годов, но, не имея средств для практической деятельности, быстро прекращали существование. Ф.А.Цандер, понимая невозможность достичь какого бы то ни было заметного результата без государственной поддержки и не умея получить её, старался использовать для пропаганды идей космонавтики любую возможность.

В 1930 году Ф.А.Цандер пошёл на сотрудничество с энергичными, хотя технически явно некомпетентными литераторами Федоренковым и Фортиковым, выявлявшими через объявления в газетах лиц, которые интересовались межпланетными сообщениями.

С начала 1931 года совместными усилиями удалось провести несколько узких собраний, направленных на объединение энтузиастов ракетной техники; на каждом из них принималось решение о создании подобной организации, но на следующее собрание приходили уже другие люди, и всё начиналось снова – с пустого места. Дело организации коллектива энтузиастов космонавтики, занимающихся практической работой, сдвинулось с мёртвой точки лишь в 1931 году, когда за него взялся молодой инженер-лётчик Сергей КоролёвК тому времени он уже пользовался определённой известностью в качестве начинающего авиаконструктора, так как создал несколько неординарных конструкций...

Весной 1931 года С.П.Королёв узнал об экспериментах Ф.А.Цандера (с ракетным двигателем, изготовленным из паяльной лампы):

С.П.Королёв немедленно познакомился с ним и, как рациональный практик и умелый организатор, был потрясён противоречивостью его планов. Разрабатывая проекты кораблей для полёта на Марс, Ф.А.Цандер одновременно запланировал на несколько лет вперёд эксперименты с упомянутым выше двигателем, создание которого заняло у него целый год. Ф.А.Цандер надеялся постепенно довести его тягу аж до 5 килограммов, что позволяло начать эксперименты с ним на карусельном стенде, затем на велосипеде и только после – на небольших ракетах. Стоит напомнить, что в это время не только в США, но и в Германии уже летали настоящие, пусть даже и несовершенные ракеты.

Ф.А.Цандер был убеждён в своей способности быстро сконструировать новый двигатель, но не имел ни малейшего представления об источниках даже минимального финансирования этой работы. С.П.Королёв же, как практик в тот момент чётко видел реальную возможность договориться о финансировании с руководством Осоавиахима – разумеется, если не запугивать его мечтами о полётах в космос, а концентрировать внимание на более практичной и потому более понятной теме создания реактивной авиации. И действительно, вскоре С.П.Королёв договорился с Бюро воздушной техники Осоавиахима о создании в его рамках группы изучения реактивного движения, которая затем вошла в историю как легендарная ГИРД.

В сентябре 1931 года на очередном собрании энтузиастов космонавтики Ф.А.Цандер и С.П.Королёв сообщили об этой договорённости и предложили – впервые за всё время подобных сборов – конкретное дело: быстро создать простейший демонстрационный ракетоплан, который, летая на сколь угодно малой высоте и со сколь угодно малой скоростью, наглядно показал бы, тем не менее, реальность ракетной техники и то, что её отсутствие вызвано не непреодолимыми технологическими преградами, а всего лишь отсутствием интереса и практической работы.

Ф.А.Цандер был избран руководителем ГИРД, а С.П.Королёв – председателем его технического совета».

Технический совет ГИРД осуществлял руководство научно-технической проблематикой группы. Председателем его был С.П.Королёв, членами - Ф.А.Цандер, М.К.Тихонравов, Ю.А.Победоносцев, Н.И.Ефремов, Н.А.Железников, Л.К.Корнеев, А.В.Чесалов и Е.С.Щетинков. Такая форма работы себя оправдала и оказалась плодотворной. Этот же принцип позднее стал основой руководства ракетно-космическими разработками в форме Совета Главных (конструкторов).


Если в самом начале отечественной космонавтики была нужда в человеке типа Циолковского (Учителе-отшельнике, Философе-изобретателе, который не боится выглядеть странным, но авторитет которого в специальных вопросах признан властью), то на следующем этапе требовался прагматик, не любящий пустое фантазирование, а признающий только доводы расчёта и опыта, без скидок на какие-либо авторитеты. Ко всему этот новый человек должен был обладать недюжинными организаторскими способностями, понимать логику закулисных игр, уметь ладить со всеми, примиряя непримиримых.

Сергей Королёв, несмотря на молодость, как никто другой подходил на эту роль. Увидев в разработках Фридриха Цандера многообещающую перспективу, но ставя перед собой реальную задачу (овладение стратосферой и околозвуковыми скоростями), он тут же начал энергично реализовывать идею ракетоплана. Он во что бы то ни стало хотел избежать кустарщины, везде и всюду подчёркивая, что ракетоплан – это не чудачество Цандера и не прихоть Королёва, а дело государственное. Его энергия заразила Цандера - человека в организационных вопросах совершенно беспомощного.

Тем не менее, авторитет и (идейная) роль Ф.А.Цандера в ГИРДе были весьма высокиКоролёв считал Ф.А.Цандера своим учителем, преклонялся перед его талантом и умом. Позже С.П.Королёв так писал в своей книге «Ракетный полёт в стратосфере» (1934 год): «Ближайшим последователем идей К.Э.Циолковского и горячим сторонником и энтузиастом ракетного дела был высокоталантливый инженер-изобретатель Фридрих Артурович Цандер (1887-1933 гг.) Благодаря его работам за последние 10 лет были созданы прототипы первых советских ракетных двигателей. Ф.А.Цандер умер в 1933 г., но сумел создать дружный коллектив работников, своих учеников и последователей».

Королёв и Цандер никогда не спорили почему-то, хотя оба любили споры. Королёв, который сгоряча мог накричать на кого угодно, никогда не кричал на Цандера.

Цандер всё время проводил на работе. Его лицо, озарённое светом настольной лампы, выглядело бледным и исхудавшим, шея всегда была укутана теплым шарфом, но он подбадривал всех и призывал: «Вперёд, на Марс!». Любые дела и разговоры, не связанные с межпланетными путешествиями, его просто никак не интересовали. Он не хотел принимать в них участия, чаще всего уходил. Но его интересовало всё, что можно было связать с полётом в космос. Об этом он мог говорить часами, сутками, как сутками мог сидеть за столом со своей полуметровой логарифмической линейкой в руках и утверждать при этом, что он совершенно не устаёт от работы.

Однажды Королёв совершенно серьезно спросил его:

«- Но, Фридрих Артурович, почему Вы всё время говорите о Марсе? Почему не о Луне? Ведь Луна гораздо ближе...»

Все переглянулись: Королёв в то время редко говорил о межпланетных полётах.

Вот как о роли Цандера в ГИРДе пишет в своей книге «Отец» дочь С.П.Королёва Наталия (см. комментарий №1).


Организационная структура ГИРДа была следующей. ГИРД состоял из 4 бригад, получивших порядковые номера по времени их создания и занимающихся различными задачами:

1-я бригада. Руководитель - Ф.А.Цандер:

Сотрудники - старший инженер Л.К.Корнеев, инженеры А.И.Грязнов, Л.С.Душкин, А.И.Подлипаев, А.И.Полярный и А.В.Саликов, конструкторы Н.М.Вевер, Л.Н.Колбасина, Е.К.Мошкин и С.С.Смирнов. В первой бригаде разрабатывалось несколько тем: «01» - ракетный двигатель ОР-1 (опытный реактивный):

«02» - ракетный двигатель ОР-2 и «10» - ракета, использующая собственные элементы в качестве топлива. Эта тема основывалась на идее Цандера дробить, а затем сжигать в двигателе металлические конструкции ракеты.

2-я бригада. Руководитель - М.К.Тихонравов:

Сотрудники - старший инженер Н.И.Ефремов, инженеры Я.А.Голышев, B.C.Зуев и Ф.Л.Якайтис, конструкторы В.А.Андреев, В.Н.Галковский, З.И.Круглова, O.K.Паровина и Н.И.Шульгина, а также чертёжница Е.И.Снегирёва (Андреева). Во второй бригаде разрабатывались темы: «03» - двигатель РДА-1 с насосной подачей компонентов для ракетоплана РП-2, «05» - ракета под двигатель на азотной кислоте и керосине ОРМ-50 (Опытный Ракетный Мотор) конструкции ГДЛ, «07» - ракета с двигателем на жидком кислороде и керосине и «09» - ракета с использованием топлива смешанного агрегатного состояния (жидкий кислород + сгущённый бензин).

3-я бригада. Руководитель - Ю.А.Победоносцев:

Сотрудники - старший инженер М.С.Кисенко, инженеры Г.И.Иванов, В.Е.Лисичкин и В.А.Тимофеев, конструкторы Л.Э.Брюккер, И.А.Меркулов и О.С.Оганесов, механики Н.Н.Краснухин и А.Б.Рязанкин. Бригада работала над созданием аэродинамической трубы со скоростями потока, превышающими скорость звука (тема «04») и разрабатывала снаряд с прямоточным воздушно-реактивным двигателем (тема «08»).

4-я бригада. Руководитель - С.П.Королёв:

С.П.Королёв с логарифмической линейкой

Сотрудники - старший инженер Е.С.Щетинков, инженеры Н.А.Железников, С.А.Пивоваров и А.В.Чесалов, конструкторы В.В.Горбунов и Г.Н.Федотов, механики A.M.Дурнов и Б.А.Пивоваров, чертёжница В.В.Иванова (Александрова). В бригаде разрабатывалась тема «06» - проектирование ракетоплана РП-1 под двигатель Ф.А.Цандера ОР-2, велись работы над ракетопланом РП-2 и беспилотной крылатой ракетой.

Ракетоплан РП-1 («гирдовцы» придумали ему еще одно название: «Имени XIV годовщины Октября», поскольку первоначально планировали изготовить его именно к этой дате) конструировался на основе бесхвостого планера БИЧ-11 типа «летающее крыло» конструкции Бориса Ивановича Черановского путём установки на него нового жидкостного реактивного двигателя Ф.А.Цандера ОР-2 массой 18 кг и тягой 0,62 кН, который собирались установить за кабиной пилота.

Планер БИЧ-11 и его автор Борис Иванович Черановский

Б.И.Черановский и С.П.Королёв около планера БИЧ-11


Схема ракетоплана РП-1

Его длина составляла 3,2 м., высота - 1,3 м., а размах крыла 12,5 м. при взлётной массе 470 кг. Максимальная скорость с работающим ЖРД по проекту не превышала 140 км/ч., посадочная скорость - 54 км/ч., продолжительность полета - 7 минут. Двигатель должен был работать на бензине и жидком кислороде. Подача компонентов топлива осуществлялась вытеснительной системой, рабочим телом для которой служил азот. Баки для горючего и окислителя предполагалось встроить в обтекатели на крыле по бокам гондолы фюзеляжа. Фактически БИЧ-11 и был разработан специально для этих целей.

Схема «бесхвостка» подходила для создания ракетоплана по соображениям более оптимального распределения веса: тяжёлый реактивный двигатель планировалось располагать в задней части планера, что резко смещало центр тяжести ракетоплана назад. Для обычной («хвостатой») конструкции планера это приводило бы к заваливанию аппарата назад.

Королёв сам летал на РП-1 в варианте планера (двигатель ещё не был готов) и сам выполнял все полётные испытания планера.

С.П.Королёв - испытатель планера

Однажды при испытании второго экземпляра «РП-1» резко пошёл на снижение, при жёсткой посадке Королёва выбросило из машины, и он чудом остался жив.

Однако, время шло и у деревянного планера приближался к концу паспортный срок эксплуатации. Чтобы чётвертая бригада не простаивала, инициативный Королёв переориентировал её на исследования по теме обеспечения жизни человека при полёте в стратосфере и выше. В этих исследованиях бригада действовала в содружестве с лабораторией лётного труда Военно-воздушной академии имени Жуковского. Были рассмотрены особенности полёта в скафандрах, в герметических кабинах с регенерацией воздуха и так далее.

Жидкостный реактивный двигатель ОР-2 для ракетоплана РП-1 запускался на испытательном стенде 18 марта 1933 года:

Однако, 10 дней спустя Ф.А.Цандер скончался. Вместе с ним ушла идея установить на БИЧ-11 ракетный двигатель. В конце концов Королёв и остальные «гирдовцы» были вынуждены отказаться от идеи создания РП-1. Изменилась конъюнктура, изменились и дальнейшие планы. Ракетоплан РП-1 так и остался проектом, а Сергей Королёв так и не стал первым советским пилотом, поднявшим в воздух самолет с реактивным двигателем.

Позднее на планер БИЧ-11 установили двигатель внутреннего сгорания «Скорпион» мощностью в 27 лошадиных сил, превратив его тем самым в авиетку. В таком виде БИЧ-11 совершил несколько удачных полётов, став одним из первых самолетов типа «летающее крыло».

Тем не менее, вначале работа над РП-1 шла, порой, в авральном режиме , например с 25 по 31 декабря 1932 года (см. комментарий №2). Следует отметить, что такого рода авралы не были редкостью в советской космонавтике (см., например, подготовку к пуску станции «Луна-2»).

Ракетоплан рассматривался Королёвым, как первый шаг – освоение стратосферы с околозвуковыми скоростями - для последующего полёта человека за пределы атмосферы. Это во многом вызвано принципиальной позицией К.Э.Циолковского, мечты которого о межпланетных путешествиях сопровождались твёрдым указанием на то, что, прежде всего, принцип реактивного движения будет реализован в авиации.

Однако, первый большой успех ГИРДу принёс не ракетоплан, а ракета ГИРД-09 конструкции М.К.Тихонравова, запущенная 17 августа 1933 года.


Только что сформированная группа нуждалась в пополнении состава. В связи с этим, сохранилось следующее письмо Ф.А.Цандера от 23 сентября 1931 года (стиль и орфография сохранены):

«В бюро ячейки Осоав. при ЦАГИ. Настоящим извещаю Вас о том, что при БВТ НИС ЦС Осоав. образовалась ГРУППА по изучению реактивных двигателей и реактивного летания (ГИРД). Группа приступила к осущ. целей и задач, поставленных перед нею. Успешное выполнение плана возможно лишь при наличии серьезного актива в группе, воодушевл. и понимающего большие задачи, стоящие перед ГИРДом. Поэтому БЮРО ГРУППЫ обращается к Вам с убедительной просьбой немедленно приступить к выявлению актива на В/предприятии и организации этого актива для участия в работах ГИРДа.

При сем присылаем Вам объявление, которое просим размножить на машинке, вывесить на видных местах, а также путем опроса лиц, про которых Вам известно, что они интересуются данным вопросом, собирать список интересующихся. Этот список просим переслать … Цандеру Ф. А.

Председатель ГИРДа

инж. Цандер (личная подпись)»

Характерно, что главным критерием отбора был «воодушевление», «понимание больших задач», «интерес», а не профессиональные качества. ГИРДовцы работали только из интереса и на основе неподдельного энтузиазма. Поэтому, в шутку, они расшифровывали свою аббревиатуру, как «Группа инженеров, работающих даром». И при этом ГИРДовцы говорили: «У нас всегда было чувство вхождения в храм...». А.С.Раецкий, вспоминая своё состояние души в первые три месяца работы в ГИРДе, говорил: «Я думал, что попал в рай». Подробнее об энтузиазме ГИРДовцев – см. комментарий №3.

ГИРДовцы за работой

ГИРДовцы на лыжной прогулке

(фотографии из статьи Л.А.Филиной «За строкой воспоминаний»)

Все соратники Королёва были близки ему не столько по возрасту, сколько по духу, увлечённости, задору. По воспоминаниям ГИРДовцев, он любил добрые шутки, остроты, весёлые выдумки и никогда не обижался на товарищей по пустякам. Одним словом, жил одной жизнью со своим коллективом и это создавало оптимальные условия для успешной работы.

Самоотверженность и молодой энтузиазм невольно порождают ложное представление о некоем весёлом анархизме. А, между тем, нисколько не подавляя этот энтузиазм, Королёв с помощью ему одному известных методов сумел очень быстро облечь его в рамки серьезного учреждения и по форме и по существу. Были планы и приказы, входящие и исходящие бумаги, сидел секретарь, и по личным делам к начальнику ГИРД надо было записываться на приём. Никакого панибратства, никакой фамильярности. Между собой некоторые были на «ты», но руководителей все звали только по имени и отчеству, разве что девушки между собой, шепотком называли Победоносцева «Юрочкой», а Королёва «Серёнькой». В свою очередь и руководители никогда не называли своих подчиненных только по имени, если они не были просто друзьями.

Энтузиазм в ГИРДе прекрасно сочетался с дисциплиной и уважением. Секрет этого психологического настроя, выработанного в ГИРДе, Сергей Павлович неизменно использовал всегда и везде. Он обладал редким даром подбора и расстановки людей. Позднее, уже в «космические» годы, когда что-нибудь не получалось, он говорил: «давайте пересаживаться», понимая под этим новый вариант расстановки сил. Структура ГИРД - это первый самостоятельный организационный набросок Королёва, в котором, однако, уже видна рука мастера.

Однако, бьющий через край энтузиазм приводил, на первых порах, к переоценке ГИРДовцами своих сил. «...насколько можно судить, не имевшие опыта практической работы ГИРДовцы считали, что смогут создать ракетоплан за полтора месяца – к 14-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Соблюсти эти сроки, конечно же, не удалось – да и Осоавиахим заключил договоры на разработку реактивного двигателя и ракетоплана и опыты с ними с членами ГИРД (которая не была юридическим лицом) лишь 18 ноября 1931 года. Сроки остались предельно жёсткими: полётные испытания ракетоплана планировалось завершить к концу января 1932 года (стоимость работ была оценена в одну тысячу рублей). Предварительные сроки были выдержаны, а затем президиум Осоавиахима утвердил выделение на 1932 год уже 13 тысяч рублей».

М.Делягин и В.Шеянов «Русский космос: Победы и поражения» 2011 г.

(Почти через 2 года, 22 августа 1933 года, после успешного запуска ракеты ГИРД-09 Королёв попросит «на постановку научно-исследовательской работы и, в частности, на постройку первой опытной серии ракет и испытание их» уже 30 000 рублей).

Интересен этот самый договор от 18 ноября 1931 года - первый серьёзный документ, оформленный новой ракетостроительной структурой ГИРД в лице Ф.А.Цандера. С ним можно ознакомиться в комментарии №6.


Позднее группу переименовали в «Московскую группу изучения реактивного движения и реактивных двигателей» (МосГИРД).

13 ноября 1931 года при Осоавиахиме была организована и ленинградская группы изучения реактивного движения (ЛенГИРД). Среди организаторов и активистов ЛенГИРД были Я.И.Перельман, Н.А.Рынин, В.В.Разумов (первый председатель ЛенГИРД).

Перельман Яков Исидорович - российский, советский учёный, популяризатор физики, математики и астрономии, один из основоположников жанра научно-популярной литературы и основоположник занимательной науки, автор понятия «научно-фантастическое». Заведовал в ЛенГИРДе отделом пропаганды, член президиума ЛенГИРДа.

Рынин Николай Алексеевич - советский учёный и популяризатор в области воздухоплавания, авиации и космонавтики, один из организаторов и активистов, член бюро ЛенГИРД. Автор ряда работ по реактивной технике, межпланетным сообщениям и освоению стратосферы.

Разумов Владимир Васильевич - советский учёный в области ракетной техники. Один из организаторов и первый Председатель ЛенГИРД. Был репрессирован, впоследствие реабилитирован.

В 1932 году в состав ЛенГИРД входило более 400 членов. Большую помощь в организации ЛенГИРД и её работе оказывали сотрудники Газодинамической лаборатории (ГДЛ) В.А.Артемьев, Б.С.Петропавловский и другие. ЛенГИРД активно пропагандировал ракетную технику, организовывал показательные запуски небольших пороховых ракет, разработал ряд оригинальных проектов экспериментальных ракет (фоторакета, метеорологическая ракета и др.), в частности, ракету Разумова - Штерна с ротативным ЖРД.

В 1932 году МосГИРД и ЛенГИРД создали курсы по теории реактивного движения.

По примеру москвичей и ленинградцев движение за организацию местных ГИРДов развернулось в Харькове, Баку, Тифлисе, Архангельске, Новочеркасске, Брянске и других городах. Большую роль в этом движении сыграла пропагандистская деятельность талантливых и вдохновенных, но грамотных и объективных специалистов: Ф.А.Цандера, Я.И.Перельмана, Н.А.Рынина, В.П.Ветчинкина, В.О.Прянишникова и других.

Ветчинкин Владимир Петрович - советский учёный-механик, работавший в области аэродинамики, ветроэнергетики, ракетной техники и теоретической космонавтики.

МосГИРД, получивший название центральной (ЦГИРД), оказывал помощь группам и кружкам по изучению реактивного движения в других городах СССР.


Исходную программу ГИРДам задал К.Э.Циолковский.

Константин Эдуардович Циолковский

Получив 23 сентября 1931 года обращение энтузиастов, положивших в Москве начало новой ракетной организации, он в тот же день отвечает им подробным письмом: «...Всё, что у меня есть по реактивным приборам, я вам вышлю. Одолению заатмосферному предшествует одоление разреженных слоёв воздуха. Начать надо с более лёгкого. Полёты в стратосферу можно начать с помощью чисто реактивных приборов и с помощью усовершенствованных преобразованных аэропланов. Первое проще, второе сложнее, ограниченнее, но ближе к жизни».

Как мы видели, С.П.Королёв был сторонником этого второго, более сложного, ограниченного, но более близкого к жизни направления.

Как ни странно, но именно К.Э.Циолковский, «чистый теоретик», который, как представляется, хуже многих других представлял себе практические проблемы, связанные с постройкой реальных ракет и двигателей для них, и менее других знакомый с технологическими и производственными трудностями, был очень осторожен в своих прогнозах. В 1929 году он писал: «Благоприятное решение вопроса гораздо труднее, чем думают самые проницательные умы... Если бы знали трудности дела, то многие работающие теперь с энтузиазмом, отшатнулись бы с ужасом. Но зато как прекрасно будет достигнутое». К.Э.Циолковский страстно желал скорейшего осуществления полета ракеты на практике. Но представляя, какие гигантские трудности стоят на этом пути, он предполагал, что первый полёт в космос может осуществиться лишь в начале третьего тысячелетия. Так, в книге «Вне земли» (1918 год) он называет дату - 2017 год. Позднее, после организации ГДЛ и ГИРД, он пересматривает этот срок. «Уверен, что многие из вас станут свидетелями первого заатмосферного путешествия» - эти слова К.Э. Циолковского прозвучали по радио 1 мая 1933 года.

«Мы в ГИРДе дружной работой ряда воодушевлённых людей продолжим изыскания счастливой области звездоплавания, в области которой Ваши работы разбили вековой лёд, преградивший людям путь к цели», - писал Цандер Циолковскому в день 75-летия Константина Эдуардовича.


Свои плоды приносила и просветительская деятельность ГИРДов в области пропаганды идей космонавтики и ракетной техники. Идея стратосферных и космических полётов нашла отклик в обществе. Вот, что пишет об этом в своей книге «Отец» дочь С.П.Королёва Наталия (см. комментарий №4).


Тем не менее, ГИРД была не только просветительской, но и, в первую очередь, технической группой и для осуществления практической деятельности по созданию ракетной техники, остро нуждалась в собственном помещении и производственной базе.

3 марта 1932 года состоялось совещание под председательством начальника вооружений РККА, заместителя наркомвоенмора СССР М.Н.Тухачевского с участием начальников управлений РККА, руководителей ГИРД и ГДЛ, где С.П.Королёв сделал доклад о перспективах реактивного движения и планах организации.

Михаил Николаевич Тухачевский

На совещании был поставлен вопрос о создании Реактивного института, но в первую очередь - о расширении производственно-экспериментальной базы.

Поиски помещения проводились и самими ГИРДовцами. Они были организованы на «научной основе»: Королёв на плане разделил всю Москву на участки. Каждый получил свой район поисков. Ходили по улицам, по дворам, выспрашивали дворников. И здесь Королёв вспомнил о подвале бывшего виноторговца в четырёхэтажном доме №19 на углу Орликова переулка и Садово-Спасской, в котором работали конструкторы планерной школы МВТУ.

В апреле 1932 года группа, наконец, получила штаты и производственную часть в постоянном помещении в подвале этого дома. 6 апреля 1932 года Осоавиахим арендовал это помещение для своей новой организации и ГИРДовцы заняли его. Вот как описывает эти события Наталия Королёва в книге «Отец» (М., «Наука», 2002) (см. комментарий №5).

Нелегко приходилось соседям ГИРДовцев – жителям дома, в подвале которого расположился ГИРД:

«...попытка создать надёжный воспламенитель на основе стронция и хлорноватокислого калия с добавлением угля и технического вазелина не только оказалась неудачной, но едва не привела к трагическим последствиям. Камера с медленно горящей смесью при испытаниях взорвалась. По всему коридору гирдовского подвала прошла взрывная волна. Захлопали двери, деревянная перегородка инструментальной, примыкавшей к испытательному боксу, покосилась, и инструменты оказались на полу. А сами испытатели, работавшие за кирпичной стеной полуметровой толщины, едва устояли на ногах. Некоторые оглохли настолько, что пришлось обращаться за медицинской помощью. Составили акт, в котором указали, что подобных опытов в подвале жилого дома проводить не следует, и решили идти домой. Но выйти из подвала оказалось непросто. У дверей собрались возмущённые жильцы, вооружённые чем попало. Дело в том, что от взрыва дом сильно содрогнулся, на верхних этажах со стен упали зеркала и картины. Жильцы были настроены так воинственно, что гирдовцам пришлось звонить в милицию - просить, чтобы она их выручила. После бурного объяснения руководства ГИРД с жителями дома скандал кое-как удалось погасить. И такие неприятности случались не единожды».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

25 апреля 1932 года только что назначенный на пост председателя ЦС Осоавиахима Р.П.Эйдеман по указанию М.Н.Тухачевского подписал приказ о создании «Опытного завода ЦГИРД», на основании которого ГИРД получала своё производство и испытательную базу.

14 июля 1932 года издаётся приказ Р.П.Эйдемана о преобразования ГИРД из сугубо общественной группы в научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую организацию по разработке ракет и двигателей, утверждаются её организационная структура, руководящий состав и направления работы. Этим же приказом С.П.Королёв назначается начальником ГИРД, причем задним числом - с 1 мая 1932 года. Это была первая в его жизни руководящая административно-научная должность.

Летом 1932 года ГИРД посетил заместитель начальника Управления военных изобретений РККА Яков Матвеевич Терентьев. Он был потрясён непритязательной обстановкой в ГИРДе и, вместе с тем, его поразили энтузиазм и компетентность сотрудников. Они уверенно отвечали на любые вопросы. Обратил он внимание и на квалифицированно выполненные детали двигателей. В ГИРД Я.М.Терентьев познакомился с Ф.А.Цандером. Рассказ Цандера был убедителен и подкреплён доводами с таким глубоким инженерным пониманием дела, что Я.М.Терентьев поверил в реальность задуманного. Он сразу же доложил результаты своего посещения М.Н.Тухачевскому. Будучи умным и дальновидным военачальником, М.Н.Тухачевский ясно понимал перспективную важность ракетной техники для обороны страны и нашёл способы и средства помочь ГИРД. С августа 1932 года МосГИРД стала финансироваться Управлением военных изобретений.

В январе 1933 года группа ведущих сотрудников ГИРД во главе с Королёвым посетила ленинградскую ГДЛ и в течение трёх дней знакомилась с направлениями работ Лаборатории. Там впервые состоялось личное знакомство С.П.Королёва с руководителем подразделения по разработке электрических и жидкостных ракет и ракетных двигателей ГДЛ Валентином Петровичем Глушко, позже переросшее в плодотворное сотрудничество, а впоследствии – в соперничество.

С.П.Королёв и В.П.Глушко в Совете Главных – более, чем через 20 лет после описываемых событий


В ГИРДе продолжались работы над ракетопланом РП-1 с двигателем Цандера ОР-2 и ракетой ГИРД-Х с двигателем «10» его же конструкции. Но Цандеру уже не суждено было участвовать в их испытаниях. Физическое и умственное перенапряжение сказались на и без того слабом здоровье Ф.А.Цандера. Врачи настаивали на необходимости санаторного лечения. Королёв достал путёвку в санаторий и с большим трудом удалось уговорить Цандера поехать 2 марта 1933 года в Кисловодск.

18 марта 1933 года, уже в отсутствие Ф.А.Цандера, начались огневые испытания двигателя ОР-2. Они шли успешно, и об этом гирдовцы сообщили в Кисловодск Цандеру. Поздравляя своих соратников и стараясь вдохновить их на новые свершения, в ответном письме Фридрих Артурович написал: «Вперёд, товарищи, и только вперёд! Поднимайте ракеты всё выше, выше и выше!». Эти вдохновенные фразы стали завещанием великого мечтателя и талантливого конструктора: по дороге в санаторий Фридрих Артурович заразился тифом (хотел оставить дома побольше денег и ехал в третьем классе) и 28 марта 1933 года умер в Кисловодске на 46-м году жизни.


В марте 1933 года на испытания двигателя в подмосковное Нахабино прибыл маршал М.Н.Тухачевский (именно он выделил для ГИРДа этот полигон). Однако, испытания закончились конфузом: двигатель взорвался, стенд был разрушен.

31 мая 1933 года бригада №2 завершает создание ракеты ГИРД-09 - первой в СССР работающей жидкостной ракеты:

Ракета ГИРД-09

(Слева - картинка с сайта http://spacerockethistory.com/, справа - Музей космонавтики и ракетной техники имени В.П.Глушко, г.Санкт-Петербург, Петропавловская крепость, фото автора)


Именно запуск ракеты ГИРД-09 17 августа 1933 года (чуть более, чем 80 лет назад) ознаменовал собой первый значительный успех ГИРДа:


В последующие годы ГИРДовцы создали ещё ряд ракет, которые вошли в число лучших мировых достижений ракетостроения того времени:

Ракеты ГИРД-09 (конструкция М.К.Тихонравова), ГИРД-Х (конструкция Ф.А.Цандера), ГИРД-07 (РНИИ-07) (конструкция М.К.Тихонравова)


Успехи ГИРДовцев способствовали более серьёзному отношению к ним руководителей государства и, прежде всего – Реввоенсовета в лице М.Н.Тухачевского. Это привело к созданию 21 сентября 1933 года Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ РККА), в котором были объединены московский ГИРД и ленинградский ГДЛ.

Тем самым, реализация великой и трепетной космической Мечты вышла из детского состояния и вошла в фазу своей юности и, вместе с тем, всё более укрепляла связь с государством, заинтересованным в создании нового оружия для грядущей войны. Можно сказать, что мечта Цандера о полёте на Марс вступила в «брак по расчёту» с богом войны Марсом...


Источники:

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002),

М.Делягин и В.Шеянов «Русский космос: Победы и поражения» 2011 г.,

Ярослав Голованов «Дорога на космодром. Мечта. Опыт. Дело» М., 1982 год,

http://www.famhist.ru/, http://ru.wikipedia.org/, http://www.histussr.ru/, http://thelib.ru/, http://vystavki.rgantd.ru/, http://ispacechronicles.ru/, http://ru.znatock.com/, http://znaniya-sila.narod.ru/, http://www.posthunt.net/, http://technicamolodezhi.ru/, http://engine.aviaport.ru/, http://astronaut.ru/, http://coollib.net/, http://ratnikjournal.narod.ru/.



Комментарии
 
1 Sol   (17 Сентября 2013 13:30:58)
Наталия Королёва – о роли Цандера в ГИРДе

«Казалось, что Ф.А.Цандер всё время проводил на работе. Лицо, озарённое светом настольной лампы, выглядело бледным и исхудавшим, шея всегда была укутана теплым шарфом, но он подбадривал всех и призывал: «Вперёд, на Марс!». Совершенно не считаясь со временем, он нередко оставался ночевать прямо на рабочем месте. В.А.Андреев вспоминал, что однажды отец, пришедший на работу раньше других, увидел полоску света под дверью первой конструкторской бригады. Он открыл дверь. За столом сидел Ф.А.Цандер и стучал на пишущей машинке. Как оказалось, он проработал целые сутки и не подозревал, что уже начался новый рабочий день. После этого случая отец отдал распоряжение: уходящему последним Ф.А.Цандера уводить с собой.

Гирдовцы относились к Фридриху Артуровичу с большой теплотой. Они знали: все деньги он отдаёт семье, и когда видели, что Цандер не идёт обедать, покупали в буфете еду и тайком оставляли её в консервных банках в ящике стола, где он хранил пищу. Вечером Фридрих Артурович открывал ящик, чтобы взять сухарик, и с детской непосредственностью изумлялся, увидев там нечто большее.

Ф.А.Цандер был душой ГИРД. По воспоминаниям соратников, его отличали обаяние, скромность, застенчивость. Однако он проявлял силу воли и настойчивость, когда приходилось преодолевать трудности и неполадки. Он так верил в осуществимость межпланетных полётов, что даже своим детям дал «звёздные» имена - Астра и Меркурий. Его убеждённость и самозабвенная преданность делу во многом способствовали созданию работоспособного и дружного коллектива ГИРД. Ф.А.Цандер часто бывал на Александровской, где жили мои родители. Не успев в течение рабочего дня разрешить все проблемы, отец с Ф.А.Цандером нередко вместе выходили из подвала и продолжали их обсуждение по дороге. Моя мама познакомилась с Фридрихом Артуровичем в 1932 г. Он произвёл на неё впечатление симпатичного, интеллигентного человека, страстно увлечённого идеей полетов на другие планеты. Зная, что мама врач, обсуждал с ней, каких надо выводить мышей и лягушек, которые могли бы стать первыми обитателями Луны, какие растения, в первую очередь овощи, могли бы там расти. Мама внимательно слушала, даже высказывала какие-то суждения, но про себя считала, что этот, несомненно, высокоэрудированный человек, похоже, является фантазёром. И только когда спустя почти сорок лет американцы высадились на Луне, она оценила его давнее предвидение. А тогда, в начале тридцатых, не только она не верила, что эти мечты когда-нибудь станут реальностью
».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

2 Sol   (17 Сентября 2013 14:07:38)
Наталия Королёва – об авральной работе по созданию ракетоплана РП-1

«Работа над ракетопланом РП-1 шла полным ходом. Вскоре двигатель был почти готов, а чертежи оборудования для его установки сданы в производство. Теперь уже представлялось реальным превращение планера БИЧ-11 в РП-1. Однако опытное производство плохо обеспечивалось материалами и инструментом. Намеченные сроки монтажа двигателя приближались, а объём предварительных работ все ещё был велик. Поэтому на общем собрании ГИРД объявили декаду штурма по «РП-1». Все сотрудники аврально переключились на производство и монтаж. По воспоминаниям гирдовцев, производственные и конструкторские бригады вступили в соревнование, а ход работ освещался в боевых листках. Инженерно-технические работники стали производственниками: собирали и испытывали узлы, проводили монтаж трубопроводов, помогали первой бригаде в изготовлении эскизов и чертежей, которые прямо с доски, «горячими», шли на станки. Никто не уходил раньше 10-11 вечера, а последние три дня работа вообще шла круглосуточно. Спали и ели урывками. Помогала в поддержке сил ночная работа столовой, которую каким-то чудом удалось организовать отцу. Все сотрудники, независимо от должности, чувствовали личную ответственность за успешное решение задачи и поэтому работали, не считаясь со временем, упрямо преодолевая трудности и неполадки. А без них в те штурмовые дни не обошлось. Сказывалось утомление, вызванное бессонными ночами. В последние дни штурма результатом усталости бывали и комичные случаи. То оказалась искривленной кольцевая окантовка под вырезы для четырех баков, но, к счастью, её за одну ночь идеально выправил медник Берг. То один из конструкторов заказал шесть пятигранных гаек вместо пяти шестигранных, гайки эти долго хранились потом в качестве забавной реликвии. Другой конструктор, клюя носом, напутал размеры в чертеже штуцера, в результате все 30 изготовленных штуцеров оказались бракованными. Связав их в гирлянду и разбудив конструктора, шутники надели ее ему на шею под звуки импровизированного туша. В последнюю ночь заканчивали монтаж трубопроводов. Один слесарь побежал изогнуть трубку, другой - перепаять штуцер, и оба исчезли. После долгого ожидания их нашли спящими в коридоре - одного с готовой трубкой в руках, другого - рядом с горящей паяльной лампой.

Наконец ОР-2 был полностью готов. «Окончания этой сборки очень ждал Цандер, - рассказывал Б.В.Флоров, - и мы, сборщики, чтобы его порадовать, в ознаменование этого счастливого события прицепили к двигателю красный флажок с надписью «Вперёд, на Марс!» Цандер увидел флажок, захлопал в ладоши и воскликнул: «Да, да, вперёд на Марс!» и бросился нам руки пожимать, а на глазах у него появились слёзы. Мы и сами-то были рады окончанию сборки, а тут вместе с ним растрогались. Своим порывом он ещё больше нас воодушевил. Удивительный человек был Цандер!»

23 декабря 1932 г. двигатель ОР-2 актом специальной комиссии ГИРД был принят для монтажа на ракетоплане «РП-1». Уже через два дня под руководством отца начались холодные стендовые испытания ОР-2.

В январе 1933 г. группа ведущих сотрудников ГИРД во главе с отцом посетила ленинградскую ГДЛ [Газодинамическую лабораторию] и в течение трёх дней знакомилась с направлениями работ Лаборатории. По возвращении из Ленинграда холодные испытания ОР-2 продолжались и по их результатам приняли решение о переходе к огневым испытаниям
».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

3 Sol   (17 Сентября 2013 20:39:52)
Об энтузиазме сотрудников ГИРД

«В 1930-е годы сотрудники лаборатории работали на своём интересе и не получали никаких зарплат. Поэтому, сами ГИРД-овцы в шутку расшифровывали свою аббревиатуру как «Группа Инженеров, Работающих Даром». Королёв приходил домой только к ночи, потому что днём работал в ЦАГИ, а вечерами решал в ГИРД множество технических, производственных и административных задач. Денег не хватало. Вся страна испытывала громадные трудности. Недоставало средств на первоочередные задачи развития народного хозяйства. Действовала карточная система. К тому же многие работники госаппарата скептически относились к возможности ракетного полёта и смотрели на гирдовцев как на людей «не от мира сего». В.А.Андреев вспоминал, что им часто отказывали в выдаче продовольственных карточек, поскольку «мы бездельников не кормим». И только благодаря настойчивости отца вопрос был улажен. «Кому нужны заатмосферные полеты, когда на земле столько дел?» - слышали ГИРДовцы в ответ на скромные просьбы о помощи. И всё же к концу 1932 года инженерно-технический состав ГИРД был полностью укомплектован в соответствии со штатным расписанием - 44 человека. Она включала четырёх руководителей бригад, 19 инженеров (из них 8 старших), 13 конструкторов, двух чертёжников, трёх механиков, одного мастера и двух техников. Приходили на работу в 8 утра, а уходили, в зависимости от срочности дел и объема задания, в 5-6 вечера, а иногда и в 12 ночи. Бывало, задерживались до утра».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)


«Энтузиазм сотрудников ГИРД – обычный, впрочем, для подобных групп 30-х годов – в наше время выглядит фантастическим. Деньги на инструменты и оборудование часто собирали вскладчину; известен по крайней мере один случай, когда серебро для необходимой пайки сдали сами сотрудники ГИРД, причем сдавали не только сохранённые в аду разрухи кольца и столовые ложечки, но и – будучи верующими людьми – свои нательные крестики. Студент МАИ, сломавший ногу, отказался от необходимой госпитализации и остался в совершенно не приспособленном для его положения общежитии, чтобы вовремя закончить необходимые расчёты. Единственный штатный конструктор ГИРД Е.Снегирёва оставила мать, которой стало плохо, дожидаться скорую помощь с соседкой-подростком, чтобы успеть предупредить токаря о необходимости изменения обрабатываемой детали.

Городской комитет профсоюза, узнав об этих трудовых подвигах, возмутился и направил в ГИРД инспектора, чтобы запретить ночные работы и работы свыше 8 часов подряд (то есть, по сути, всю деятельность ГИРД). На общем собрании сотрудников инспектор едва не был растерзан, но его – а заодно и будущее советской реактивной техники (ибо «тёмная» инспектору привела бы к закрытию организации) – спас Ф.А.Цандер. Безукоризненно вежливо, но со свойственным ему напором он обрушился на представителя профсоюза: «Скажите, пожалуйста, когда в 1917 году наш народ завоевывал советскую власть, профсоюз тоже регламентировал время боёв? Я думаю, что нет. Как же вы не можете понять, что сидящие здесь люди – такие же воины, только вооружены они не винтовками, а умом и трудом. Мы хотим получить космические скорости до тридцати тысяч километров в час, чтобы можно было слетать на Марс и другие планеты. Человек проникает в космос! Вы понимаете, что это такое?» Растерянный инспектор поперхнулся так, что с его носа слетели очки, – на чём совещание и было закрыто.

Правда, энтузиазм был оборотной стороной вынужденной кустарщины, вызванной отсутствием на первых этапах существования группы серьезного внимания государства к ракетной тематике
».

М.Делягин, В.Шеянов «Русский космос: Победы и поражения» 2011 г.

4 Sol   (17 Сентября 2013 20:57:32)
Наталия Королёва – об общественном отклике на идею стратосферных и космических полётов

«В начале 1932 г. в газете «Техника» (№ 4 и 30) были опубликованы статьи о ГИРД, вызвавшие заинтересованные отклики читателей. 30 марта 1932 г. «Техника» напечатала обзор писем, поступивших в редакцию и Осоавиахим. Отец вырезал эту публикацию, и она хранилась в его личной папке. Письма были пронизаны гордостью от сознания, что в нашей стране ведутся такие важные и нужные работы.

Так, К.Э.Циолковский, обращаясь к энтузиастам ракетной техники, писал: «Вы проявили такую деятельность и так настойчивы, что я не считаю себя вправе более молчать. Удивляюсь и радуюсь вашей энергии. Несомненно, одолению заатмосферного пространства предшествует овладение разреженными слоями атмосферы - стратосферы. Деятельность ваша необычайная и полезная, и я желал бы отметить её в одной из своих книжек».

Я.И.Перельман также не мог не откликнуться: «Меня радует, что ваши труды завершились известным успехом в смысле сплочения сил, могущих помочь делу звездоплавания. Я готов служить ему всем, чем могу. Желаю успеха и ярких достижений».

Профессор Н.А.Рынин спешил сообщить: «Рад образованию в Москве ГИРДа, который следовало бы давно организовать. Поздравляю с началом большого дела».

Электротехник А.Бойко из Одессы, инженер Е.Луценко из Тифлиса, студент Пермского университета Рыков и другие приветствовали организацию ГИРД и выражали готовность всячески помогать её деятельности.

Одно из писем пришло от члена Союза воздухоплавания Берлина Вилли Лея. Он писал: «Меня очень радует, что и в СССР также произошло объединение людей, работающих в области ракетного дела. Желаю ГИРД успешной плодотворной работы».

В том же номере газета выступила со статьёй «Создадим Всесоюзный фонд "Штурм стратосферы"». Эта статья, с ярко подчеркнутым отцом заголовком, тоже была им сохранена. В ней были такие строки: «В целях обеспечения материальной базы для научно-исследовательских работ ГИРДа и идя навстречу запросам своих читателей, «Техника» решила создать СПЕЦИАЛЬНЫЙ ФОНД – «ШТУРМ СТРАТОСФЕРЫ». Создаваемый нами фонд должен помочь уже в текущем году осуществить полёт в стратосферу на аэростате специальной конструкции, осуществить полёт на ракетоплане и пуск ряда ракет различного назначения. Это - программа-минимум... ЭТУ ПРОГРАММУ МЫ НАДЕЕМСЯ ОСУЩЕСТВИТЬ СОВМЕСТНО С ОСОАВИАХИМОМ («ГИРД») ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ВСЕЙ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ». Далее, под заголовком «Вносим, вызываем», также подчеркнутым отцом, сообщается: «Коллектив работников редакции «Техники» вносит в республиканский фонд «Штурм стратосферы» первый взнос в сумме 110 рублей и вызывает последовать его примеру другие редакции центральных и местных газет, журналов и издательств, а также коллективы фабрично-заводских газет. Кроме того, редакция вызывает персонально...». В списке названных лиц фамилии Тухачевского, Эйдемана, Степанченка, Арцеулова, Кошица, Туполева, Ветчинкина, Рынина, Цандера, Тихонравова, Королёва и многих других
».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

5 Sol   (17 Сентября 2013 21:21:05)
Наталия Королёва – о получении ГИРДовцами постоянного помещения

«В один из апрельских дней 1932 г. он [Королёв С.П.] предложил своим товарищам начать подготовку будущей производственной базы ГИРД. В тот вечер на углу Садово-Спасской улицы и Орликова переулка собралась довольно большая группа людей. Кроме отца там были Ю.А.Победоносцев, М.К.Тихонравов, Е.С.Щетинков, Е.М.Матысик, O.K.Паровина, Н.И.Шульгина, З.И.Круглова, В.П.Авдонин, Е.И.Снегирёва, В.В.Горбунов и другие. Открыв фанерную дверь, по тёмной крутой лестнице, ощупью, спустились в глубокий холодный подвал и сразу окунулись в тяжёлую, влажную атмосферу. Помещение находилось в плачевном состоянии. Полы - земляные, стены, покрытые плесенью, источали сырость. Электричества не было. В проходе громоздилась тяжёлая, грязная, мокрая оболочка аэростата, которую общими усилиями с большим трудом вытащили наверх и погрузили на машину. Только через 5-6 дней подвал очистили от хлама и грязи. Гирдовцы проводили освещение, устанавливали перегородки для разделения служб и конструкторских бригад, настилали в «кабинетах» полы, ставили печи-голландки. Но даже в летнее время, проработав несколько часов днём в подвале, гирдовцам приходилось выходить наверх и отогреваться под лучами солнца. И всё-таки первый шаг был сделан: подготовлено помещение площадью 650 кв.м. под производственную базу. Настало время разворачивать опытное производство. Требовалось добыть и установить станки, верстаки, другое оборудование, получить инструменты, материалы. Вскоре механическую мастерскую удалось оснастить строгальным и шестью токарными станками, большинство которых списали с баланса других предприятий. Для пуска станков требовалось подвести промышленный электроток в жилой дом. Но и этот вопрос удалось быстро решить - станки заработали. Небольшой производственный коллектив, не имея достаточного оборудования, инструментов и условий для работы, стал создавать сложные детали и изделия за счёт смекалки и виртуозности исполнителей. Ведущие конструкторы и начальники бригад ГИРД работали в тесной связи с производственниками и многие удачные конструктивные решения рождались именно в результате такого содружества. Теперь гирдовцы после окончания основной работы шли не домой, а в «свой» подвал, для всех уже ставший родным. Он постепенно становился главным рабочим местом, где каждый стремился быть полезным в новом деле».

«Расчёты наивыгоднейших траекторий подъёма ракетного самолета в стратосферу и другие теоретические исследования выполнялись профессором В.П.Ветчинкиным, который был частым гостем ГИРД. Ещё в 1932 г. по инициативе руководства ЦГИРД были организованы инженерно-конструкторские курсы по ракетной технике. Лекции в этом первом «ракетном университете» читали видные советские учёные: В.П.Ветчинкин - по аэродинамике, Б.С.Стечкин - по теории воздушно-реактивных двигателей, Ф.А.Цандер - по теории реактивных двигателей и межпланетных полётов. Обучали слушателей без отрыва от производства. По окончании «студенты» сдавали экзамен, защищали проект по избранному направлению ракетной техники и получали звание старшего конструктора. Организация таких курсов с привлечением ведущих специалистов оказалась своевременной, так как знаний не хватало не только молодым начинающим работникам, но и более опытным инженерам.

Надо сказать, что сами лекторы так увлекались открывавшимися перспективами, что невольно уводили слушателей за собой в далёкое будущее и мрачный подвал ГИРД тогда казался им храмом науки, а расчерченные В.П.Ветчинкиным траектории полёта к Луне вовсе не выглядели чем-то необычным».

«Неписаным законом коллектива гирдовцев были взаимная помощь и бескорыстие. Помогали смекалка, умение найти нестандартный выход из трудного положения. ... Каждая бригада имела своё помещение со столами, стульями, чертёжными досками. Дневного света не было, поскольку небольшие подвальные окна были обшиты снаружи листовым железом, а изнутри фанерой и закрашены краской. Инструментов, кальки, бумаги не хватало, приходилось приносить из дома. Когда для пайки некоторых соединений двигателя потребовалось серебро, то, не сговариваясь, многие принесли - кто чайную ложку, кто стопку или другие предметы домашнего обихода. Было тесновато, холодновато, но люди не унывали - они горели желанием работать. ...

Раньше всего началась работа в конструкторских бригадах. Добровольно, на общественных началах, не получая денег за труд, гирдовцы задерживались иногда до полуночи, готовя рабочие чертежи изделий новой тогда ракетной техники. Не зря они сами в шутку расшифровывали название ГИРД как "Группа инженеров, работающих даром"
».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

6 Sol   (18 Сентября 2013 02:16:07)
Договор от 18 ноября 1931 года - первый серьёзный документ, оформленный новой ракетостроительной структурой ГИРД в лице Ф.А.Цандера
(стиль и орфография сохранены):

«СОЮЗ ОСОАВИАХИМА СССР
И ОСОАВИАХИМА РСФСР
Социалистический договор
по укреплению обороны СССР
№ 228/10 от 18 ноября 1931 года

Мы, нижеподписавшиеся с одной стороны, Председатель Бюро Воздушной техники научно-исследовательского отдела Центрального совета Союза Осоавиахима СССР т. Афанасьев Яков Емельянович, именуемый в дальнейшем «Бюро», и старший инженер 1-й лаборатории отдела бензиновых двигателей «ИАМ» т. Цандер Фридрих Артурович, именуемый в дальнейшем т. Цандер, с другой стороны, заключили настоящий договор в том, что т. Цандер берет на себя:

1. Проектирование и разработку рабочих чертежей и производство по опытному реактивному двигателю ОР-2 к реактивному самолету РП-1, а именно: камеру сгорания с соплом де Лаваля, бачки для топлива с предохранительным клапаном, бак для бензина в срок к 25 ноября 1931 года.

2. Компенсатор для охлаждения сопла и подогревания кислорода в срок к 3 декабря 1931 года.

3. Расчет температур сгорания, скоростей истечения, осевого давления струи при разных давлениях в пространстве, вес деталей, длительность полета при разном содержании кислорода, расчет системы подогрева, охлаждения, приблизительный расчет температуры стенок камеры сгорания в сроки, соответствующие срокам подачи чертежей.

Изготовление и испытания сопла и камеры сгорания к 2 декабря 1931 года. Испытание баков для жидкого кислорода и бензина к 1 января 1932 года, испытание собранного прибора к 10 января 1932 года. Установка на самолет и испытание в полете к концу января 1932 года.

Примечание: в случае, если запроектированное улучшение даст прямой и обратный конус, то расчет и чертежи прямого и обратного конуса представить к 15 января 1932 года.

За проведенную работу т. Цандер получает вознаграждение 1000 рублей с уплатой их (в случае выполнения работ) в начале срока приема 20 ноября 1931 года и по окончании работ по 500 рублей.

Договор составлен в 2-х экземплярах. Один в Центральном совете Союза Осоавиахима, а другой в ячейке Осоавиахима «ИАМ.»

Председатель Бюро
Я. Афанасьев.
18. XI 1931 г.

Ответственный исполнитель
Ф. Цандер
».

(текст взят с сайта http://www.histussr.ru/)

7 Sol   (18 Сентября 2013 12:45:03)
Наталия Королёва – о работе ГИРД над ракетопланом РП-1

«Несмотря на трудности, работа ГИРД шла полным ходом. После стендовых испытаний доводка двигателя ОР-2 продолжалась на подмосковном военном полигоне в Нахабино. Во время одного из испытаний произошёл взрыв. Загорелся служивший навесом брезент. Огонь мог перекинуться на баки с жидким кислородом и спиртом, и они в любую минуту тоже могли взорваться. Мгновенно оценив ситуацию, отец с криком «За мной!» полез на крышу блиндажа. За ним бросился В.А.Андреев, и они вдвоём стали оттаскивать горящий брезент. В это время механики В.П.Авдонин, М.Г.Воробьев и Б.В.Флоров переносили в безопасное место баки. Пожар быстро потушили, но не обошлось и без курьёза. Перетащив подальше от огня баки, Авдонин и Флоров в изнеможении сели около них и закурили. Вдруг рядом оказался мой отец, который устроил им разнос за курение. Правда, потом они получили от него же благодарность за тушение пожара. Умение не теряться в сложных условиях и тут же, на месте, по ходу дела находить нужное решение отличало отца смолоду. Между тем, несмотря на все усилия, довести ОР-2 до кондиции не удавалось и, чтобы не откладывать дальнейшие испытания, было решено временно поставить на ракетоплан двухцилиндровый мотор «Скорпион». Однако мощность его оказалась недостаточной для самостоятельного взлёта и приходилось использовать амортизатор. Полёты, а вернее сказать, попытки полетов, поскольку из-за плохих характеристик мотора они проходили с большими сложностями и на малой высоте, выполнял отец. В.В.Иванова вспоминала, как весной 1933 г. вместе с ним и членами четвёртой бригады она по воскресеньям ездила на Тушинскую планерную станцию для испытаний ракетоплана. Ехали обычно на грузовой машине, которую вела шофёр ГИРД Зоя Кожемякина. По ещё мёрзлому полю, напрягая все силы, они целый день таскали амортизатор планера. И когда аппарат отрывался от земли, это было большой радостью для всех. После каждого полета отец писал подробное донесение - доклад с изложением выявленных недостатков и предложениями по их устранению. Летом 1933 г. испытания ракетоплана проводились на аэродроме у станции Трикотажная. Одно из них в безмоторном полете едва не закончилось катастрофой. Машина оторвалась от земли лишь при третьей попытке и на большой скорости ударилась о землю. В своем «Донесении летчика» от 26 июля 1933 г. отец написал, что «продавлено сиденье и спинка». Как оказалось, были перепутаны тяги управления элеронами и рулём высоты. Виновников установили сразу же, после чего последовал «разнос» с такими определениями, как «лопух, растяпа, уволю, выгоню». Но вопреки всем угрозам дело ограничилось строгим выговором, и оба механика продолжали работать, выполняя свои обязанности. Отец был нетерпим ко всякой небрежности. По словам Н.И.Ефремова, он любил повторять крылатую фразу авиаторов: «С техникой надо обращаться на ВЫ» и непременно добавлял: «Но смело». Безопасность - прежде всего. Если риск, то только обоснованный и необходимый. Этих принципов он придерживался всю жизнь. Испытания ракетоплана продолжались в надежде, что с двигателем ОР-2 полёты будут более успешными. Однако завершить этот проект гирдовцам так и не удалось. Осенью 1933 г. на основе ГИРД и ГДЛ образовался Реактивный научно-исследовательский институт, перед которым были поставлены другие задачи, и от работы над «РП-1» пришлось временно отказаться».

Наталия Королёва «Отец» (М., «Наука», 2002)

Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *:

Все права принадлежат Исследовательской Творческой Группе «Солярис» © 2003-2019 гг. н.э.
Сайт создан в системе uCoz Сайт создан в системе uCoz-->